• Tuesday , 19 September 2017

Сергей Дуванов: В Казахстане еще не вечер, но уже смеркается

Sergei Duvanov, independent journalist and EDI’s board member

Разговор пойдет о запретах. О запретах, которые в последнее время стали визитной карточкой казахстанской власти. Начнем с самого свежего. О запрете голодать!

Голодающие нефтяники в Актау, на головах повязки с надписью: «Голод»; фото с сайта: subscribe.ru

Нефтяникам Oil Construction Company (OCC) в городе Актау власти Казахстана запрещают создать свой независимый профсоюз.

Возмущенные отказом в регистрации Конфедерации независимых профсоюзов Казахстана, люди объявили голодовку, которую держали c 6 по 22 января. Подчеркиваю: не забастовку, не демонстрацию, не митинг, а именно голодовку.

В казахстанском законодательстве нет запретов на голодовки. Поэтому прокуроры и судьи сделали этакий ход конем, обозвав ее забастовкой и несанкционированным митингом.

Голодающих задержали и отвезли в суд, где в закрытом режиме оштрафовали за участие в незаконном митинге. Их лидеров обвиняют в организации несанкционированного митинга и сопротивлении полицейским.

«Митинг врагов государства»

Вот так с легкой руки Мангистауского районного суда города Актау голодовка превратилась в митинг, а значит, появился повод ее запретить, а участников – наказать.

Демонстрацию правовой неадекватности продолжил суд Актау, который 19 января признал голодовку нефтяников незаконной и постановил ее прекратить.

Самые ярые голодавшие, всего 28 человек, превратились в подсудимых, в эти дни их пытаются привлечь к административной ответственности и выплате ущерба работодателю в размере трех млн тенге (около девяти тысяч долларов США).

Наконец, политическую подоплеку преследований голодающих выдал прокурор Актау Марат Toйжан, заявивший, что своим протестом нефтяники выступают против государства. Вот так вот – ни больше ни меньше, сразу записал во враги государства.

Чем плохи профсоюзы?

Чем же не угодили независимые профсоюзы государству, что оно принялось их так упорно запрещать? Уж не тем ли, что лучше защищают права рабочих, чем профсоюзы, созданные под патронажем этого государства?

Но в этом случае любой здравомыслящий человек согласится с тем, что требования голодающих справедливы: им нужны именно те профсоюзы, которые их будут лучше защищать. Разве не так? Почему государство навязывает свои профсоюзы?

Вдумайтесь в маразм ситуации! По факту власть присвоила себе право решать, можно людям голодать или нет. Именно присвоила! Потому что строго по закону никто не имеет права запретить людям голодать в знак протеста против чего-то, если они это делают не публично.

Справка: казахстанский закон запрещает голодовки на улицах и площадях, но там нет и слова о том, что граждане Казахстана должны согласовывать свои голодовки с властями в закрытых помещениях.

Акция поедания бешбармака

Вообще-то, когда людям начинают запрещать реализовывать витальные потребности: голодать, есть, отправлять естественные потребности – это уже вызов их достоинству. Так поступают с откровенно бесправными существами.

А что если завтра кто-то решит провести акцию протеста в виде перманентного употребления еды в знак протеста против нерегистрации той же Конфедерации независимых профсоюзов!

Собираются, скажем, люди в каком-то помещении и один за другим по очереди демонстративно едят бешбармак. День едят, два едят, три…. В знак протеста. Неужели суд вынесет решение о незаконности этой акции? А прокуроры будут запрещать людям есть, объявляя это несанкционированным митингом?

Вопрос откровенно риторический. Памятуя, как прокуроры объявляли митингом появление людей с чистыми листами бумаги, я нисколько не сомневаюсь, что и поедание бешбармака они объявят противоправным и направленным против государства.

Запретили снаружи, а теперь – внутри

Все это говорит, что власти в Казахстане в своем стремлении ограничивать и запрещать дошли до критической отметки, после которой исчезает здравый смысл и начинается вакханалия бесправия.

Наблюдается очень тревожная тенденция: отобрав у граждан право собираться на площадях, власти пытаются взять под контроль и то, что происходит в помещениях. Им уже мало ограничивать людей только на площадях, они хотят контролировать больше.

Отсюда новый закон о временной регистрации, предполагающий фиксацию перемещения граждан, не имеющих жилья, а заодно полицейский контроль над соблюдением правил проживания строго согласно этой регистрации. Не все еще поняли, что данный закон предусматривает постоянный контроль над гражданами. Его главный смысл: государство должно знать, где кого искать в случае чего.

Практика аналогичных политических режимов свидетельствует, что на этом стремление властей контролировать не заканчивается. Следующим шагом, как правило, является желание знать, о чем думают и говорят люди на кухнях и в курилках. Учитывая аппетиты людей в нашей власти, боюсь, что к этому мы можем прийти в самое ближайшее время.

Началось с прессы

Процесс этот начался еще в 90-е годы прошлого века, когда в СМИ ненавязчиво была введена самоцензура, представляющая собой негласный запрет на обсуждение определенных тем и персон. Всех отказавшихся принять эти правила закрыли или вытеснили из информационного поля. Так что сегодня свобода слова в Казахстане имеет вполне конкретные ограничения.

Ограничение прав на мирные собрания привело к тому, что митинги в Казахстане проводятся исключительно с разрешения властей. Желания граждан для этого недостаточно, нужно, чтобы это устраивало еще и людей во власти. Так что с митингами тоже проблема.

Следующим был запрет на политическую деятельность. Введение пропорциональной системы выборов в сочетании со сверхсложной регистрацией новых партий напрочь исключило возможность граждан выдвигать своих независимых кандидатов. Соответственно, все выборы сводятся к голосованию за тех кандидатов, которых представляет власть.

Потом оппозицию и другое

Затем была запрещена политическая оппозиция. Последняя реально оппозиционная партия была объявлена экстремистской и закрыта несколько лет назад. Сегодня быть оппозиционером в Казахстане откровенно опасно.

Вслед за этим под контроль поставили все религиозные конфессии, заставив их пройти перерегистрацию, после которой треть оказалась под запретом.

Опасаясь деятельности НПО, финансируемых иностранными фондами, власти приняли дополнительные меры по контролю над финансированием этих организаций. Теперь каждый их шаг и каждый потраченный ими тенге – на контроле чиновников.

Параллельно запретили независимые профсоюзы и всем навязывают их «огосударствленный» аналог, о чем мы уже говорили выше.
Еще стоит вспомнить о запретах независимых интернет-сайтов, которые в Казахстане блокировались и блокируются. Параллельно власти создали систему контроля над социальными сетями, позволяющую им в любой момент блокировать любую из сетей, в случае, если им что-то там не понравится.

И тормоза уже не работают

Но и это еще не все. История подсказывает, что у людей, заболевших «болезнью запретительства», нет тормозов.

И тому – свежий пример: депутат парламента Владислав Козырев, видимо, недовольный критикой казахстанских парламентариев в Фейсбуке, предлагает: «Без санкции суда надо человека ограничивать, чтобы он не болтал всякую чепуху, не нес в общество элементы разложения. Не ждать суд и все прочее. Если человек заболтался – ему нужно прищемить язык тут же».

И ведь никто за язык человека не тянул, сам выдал то, что его переполняет. И таких в парламенте – пруд пруди! И в правительстве тоже. А это означает, что реализации данного или подобных мракобесных предложений можно ждать в любое время.

Так что еще не вечер, но уже смеркается…

Источник – ca-portal.ru

Related Posts

Leave A Comment

You must be logged in to post a comment.