• Friday , 20 October 2017

В Лондоне обсудили, как бороться с коррупцией в Казахстане

Поэтому лично мы отстаивали другую точку зрения: деньги, признанные грязными, ни в коем случае нельзя возвращать в бюджеты тех стран, откуда они были выведены. Нельзя возвращать ворованные деньги в страну, где коррупция и воровство чиновников остается первоочередной проблемой. Этим мы только укрепим авторитарную власть и пустим деньги по второму коррупционному кругу. К тому же это сработает на негативное восприятие обществом Запада как пособника тех, кто обворовывает страну.

Огласка панамских офшорных счетов актуализировала тему борьбы с коррупцией во всем мире. Не обошла стороной эта напасть и Казахстан: в поле зрения казахстанского общества попали несколько VIP-персон казахстанского истеблишмента. Несмотря на молчание на этот счет официальных СМИ, соцсети предали гласности имена фигурантов скандала.

Вопросам коррупции в Казахстане было посвящено обсуждение, прошедшее вчера в Лондоне, в Британском королевском институте международных отношений (Chatham House) – авторитетном аналитическом центре. В качестве участников этого мероприятия хотелось бы прокомментировать как итоги этого обсуждения, так и общую ситуацию, как она нам представляется.

Основной вывод большинства экспертов: счета с сомнительным происхождением казахстанских чиновников должны быть заморожены, а их владельцы должны доказать законность получения выведенных из страны денег.

Пока не ясна правовая часть замораживания этих подозрительных денег и те процедуры, при помощи которых предполагается ими распорядиться.

Кое-кто настаивает на немедленном возвращении таких денег в бюджет Казахстана.

Кто-то предлагает вернуть их народу через специальные фонды, контролируемые гражданским обществом и парламентом.

Однако проблема в том, что нет гражданского общества в Казахстане, нет и парламента, независимого от власти, а это означает, что деньги окажутся в руках чиновников, которые являются органической частью общей коррупционной системы.

Поэтому лично мы отстаивали другую точку зрения: деньги, признанные грязными, ни в коем случае нельзя возвращать в бюджеты тех стран, откуда они были выведены. Нельзя возвращать ворованные деньги в страну, где коррупция и воровство чиновников остается первоочередной проблемой. Этим мы только укрепим авторитарную власть и пустим деньги по второму коррупционному кругу. К тому же это сработает на негативное восприятие обществом Запада как пособника тех, кто обворовывает страну.

После панамского раскрытия всех псевдонимов, после всех конференций и публикаций должны последовать дела: замораживание активов, по которым есть подозрения в их незаконности. Родственники, знакомые и доверенные лица президентов и высокопоставленных госслужащих, ставшие владельцами состояний, – все должны доказывать законность происхождения своих капиталов. В отношении них должна действовать презумпция виновности.

Этот процесс преследования грязных денег могут провести только власти демократических западных государств. Великобритании – в первую очередь. Это вполне реально: все фигуранты офшорных скандалов здесь живут, лечатся, растят детей и внуков, играют в гольф и поло. Их компании, тотально офшорные, доступны контролю британских спецслужб. Американские власти могут возбудить против них дела уже на том основании, что они совершают операции в их валюте, собирают деньги на нью-йоркских биржах. Нужна только политическая воля Запада. Сегодня это не только нужно народам тех стран, которые разъедает коррупция, но и выгодно Западу.

Коррупционные потоки денег из стран постсоветского пространства разлагает американских и европейских чиновников и политиков, приобщая их к пагубной практике нарушения закона. Эти деньги делают западные банки всеядными, закрывающими глаза на любые, даже самые грязные деньги. Роскошная жизнь нуворишей из офшоров, их расточительство и амбиции негативно влияют на вкусы и мораль европейцев и американцев. Их появление способствует росту цен и даже меняет социальный характер тех районов, где селятся люди с деньгами из России, Казахстана, Украины, Азербайджана.

Именно поэтому в Chatham House доминировала точка зрения, призывающая западные правительства к созданию реального механизма борьбы с нашей коррупцией.

Наш месседж звучал примерно так: замoрозьте эти средства, эти яхты, дома, счета – и вы почувствуете, как изменится коррупционная составляющая в наших странах. И как следствие – политический климат. Создадутся новые реалии, в которых воровать и прятать деньги станет чрезвычайно трудно и опасно. Соответственно начнет меняться мотивация работы на государство – на службу придет новое поколение чиновников и политиков, ориентированных на другие принципы работы. Этому будет способствовать принципиальная политика западных государств, так что результат планируемого наступления на коррупцию будет зависеть, прежде всего, от позиции западных политиков, от их желания поставить барьер грязным деньгам из авторитарных стран.

К слову сказать, Директива Евросоюза о противодействии отмыванию денежных средств, вступившая в силу в июне 2015 года, обязывает государства ввести ее нормы в свои национальные законодательства до июня 2017 года.

Источник – fergananews.com

Related Posts

Leave A Comment

You must be logged in to post a comment.